Оптимистичные цитаты из «Денискиных рассказов» (5 картинок)

Есть книги, которые из любого возраста возвращают нас в детство, — в них запах летнего вечера, скрип велосипедных колес по гравию, звонкий дружеский смех и радость первых открытий. «Денискины рассказы» Виктора Драгунского — именно такая книга. Она моментально превращает взрослых серьезных дяденек и тетенек в беззаботных мальчишек и девчонок.

Утром я ничего не мог есть. Только выпил две чашки чая с хлебом и маслом, с картошкой и сосиской. Потом пошел в школу.

Там народу было видимо-невидимо, и все в костюмах. Одних гномов было человек пятьдесят. И еще было очень много белых «снежинок». Это такой костюм, когда вокруг много белой марли, а в середине торчит какая-нибудь девочка.

Однажды мы с папой пошли в зоопарк, и я скакал вокруг него на улице, и он спросил:
— Ты что скачешь?
А я сказал:
— Я скачу, что ты мой папа!
Он понял!

Я сказал:
— Ну как?
— Чудовищно! — похвалил Борис Сергеевич.

Хотя мне уже идет девятый год, я только вчера догадался, что уроки все-таки надо учить.

Когда Аленка меня увидела, она сразу заорала:
— Дениска пришел! Ого-го!
Я вежливо сказал:
— Здравствуйте! Чего орешь, как дура?

— Вот, папа, послушай, какую я Мишке задам задачу: вот у меня есть два яблока, а нас трое, как разделить их среди нас поровну?
— Сдаюсь!
Я сказал:
— Чтобы мы все получили поровну, надо из этих яблок сварить компот.

— А теперь идите — учитесь хорошо!
И мы пошли учиться. Но я сидел и плохо учился.

Два часа! Каких-нибудь пять минут поиграли, а уже два часа!

Но я пел только громко, я не хотел петь потише, потому что настоящее пение — это именно когда громко!

— А разве бывают хорошие болезни?
— Ого, — сказал я, — сколько хочешь! Ветрянка, например. Очень хорошая, интересная болезнь. Я когда болел, мне все тело, каждую болявку отдельно зеленкой мазали. Я был похож на леопарда. Что, плохо разве?

А папа еще немного пометался по комнате и потом ни с того ни с сего подошел к маме. Он сказал:
— Как я люблю твой смех.
И наклонился и поцеловал маму.

Я люблю посмеяться… Иногда мне нисколько не хочется смеяться, но я себя заставляю, выдавливаю из себя смех — смотришь, через пять минут и вправду становится смешно.

И я сел на подоконник и принялся ничего не делать.

Я остановился и внятно сказал:
— Никакие не сыски. Никакие не хыхки, а коротко и ясно: фыфки!
Вот и все!

Мама посмотрела мне в глаза. Она смотрела долго-долго и потом спросила:
— Ты это запомнил на всю жизнь?
И я ответил:
— Да.

Похожие записи :

Прокомментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.